af8cb938

Афанасьев Анатолий - Ужас В Городе



УЖАС В ГОРОДЕ
АНАТОЛИЙ АФАНАСЬЕВ
Анонс
Небольшой российский город захвачен криминальными структурами: пытки, страдания, массовое зомбирование, смерть...
Кто прервет этот ад?
На сей раз в жестокую схватку с мафией вступают не элитные силы спецназа, а "обыкновенные" местные жители...
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Глава 1
Для счастья человеку ничего не нужно, кроме денег.
В Федулинске эту простую демократическую истину усвоили раньше, чем в Москве. Меченый Горби еще уныло вещал из Кремля о преимуществах социализма с человеческим лицом, ссылаясь на мнение своего деда тракториста, а в городе уже открылся коммерческий ларек.
Федулинск - небольшой промышленный городок в ста километрах от столицы, ничем не выделяющийся среди сотен и тысяч точно таких же российских мини-мегаполисов, и его рыночные успехи объяснялись тем, что население, кормившееся от "оборонки", в значительной мере состояло из научной интеллигенции и, откровенно говоря, задолго до всяких реформ было нацелено умом на непреходящие западные ценности.
Ларек открыла бабка Тарасовна, известная в определенных кругах под кличкой "Домино". Пожилая, но еще цветущая женщина, до того, как объявили свободу предпринимательства, пробавлялась торговлей самогоном из-под полы, причем самогон у нее был особенной ядрености: неопытного человека валило с ног со стакана.

Секрет убойного пойла (чабрец, табачная крошка) открыл ей сожитель, смурной, пришлый человек с тихой фамилией - Мышкин. На паях они зарегистрировали коммерческую точку - обыкновенный дощатый навес и под ним деревянный столик со скамейкой, но возможно, это был один из первых частных шопов во всей полудикой, дорыночной России.
Поначалу торговали все тем же самогоном, расфасованным в пивные бутылки, да вдобавок шерстяными носками и рукавицами, кои в избытке поставляли трудолюбивые окрестные старушки. Однако не прошло и полгода, как навес застеклили, стены обили вагонкой - и в нарядной витрине засверкали товары первой необходимости: жвачка, импортные сигареты, пакеты с кошачьим и собачьим кормом (под самогон - самое оно), а также множество консервных банок и пластиковых бутылей с ослепительными наклейками, непонятно чем наполненные. Откуда взялось вдруг все это богатство - великая тайна, но народ, особенно молодежь, валом повалил, чтобы полюбоваться манящей звездочкой мировой цивилизации.
На ту же пору объявился в Федулинске и первый натуральный рэкетир, коим оказался местный хулиган Гоша Мозговой, как раз вернувшийся в город после четырехлетней принудительной отлучки.
В середине рабочего дня Гоша забрел на рынок, похмелился с пацанами в павильоне "Пиво-воды", а для дальнейшей заправки ни у кого не оказалось денег. Тут кто-то из молодых и надоумил Гошу:
- Сходи, Георгий Иванович, к бабке в ларек. Она же бесхозная.
Мозговой сразу понял:
- Точно бесхозная?
- Падлой буду, - поклялся юнец.
Вразвалочку, солидно дымя сигаретой, весь в наколках, Гоша подошел к ларьку и завел с Тарасовной деловой разговор.
- Что, бабка, как торговля идет? Никто не обижает?
- Да кто ж меня обидит, миленький? У нас тут все свои.
- Ну а вдруг?
- Тебе чего надо-то, Гошенька? Бутылочку, небось?
- Бутылочку само собой...
Мозговой изложил свои условия. С этого дня он, дескать, берет ее под свою крышу, и теперь она может никого на свете не бояться: ни бандитов, ни финансового инспектора, ни участкового. Кто сунется с претензией, с тем он лично разберется.

Но за охрану бабка должна платить процент.
- Две штуки в месяц не много будет, а, Тарасовна?
По тусклой ухм



Назад