af8cb938

Ахманов Михаил - Тень Ветра



sf_action Mихаил Ахманов Тень ветра Далекие и неведомые миры всегда манили несчастных, измученных эмоциями и противоречиями, накопившимися на праматери Земле. Словно мощным неуправляемым взрывом разметало осколки человечества во время стихийной экспансии в Космос.

Ждать ли нового взрыва или все проблемы экс-землян позади? Хорошо, что еще остались люди, ищущие ответа на этот вопрос, и один из них — ловкий и бесстрашный Дик Саймон, умеющий хотя бы на миг опережать своих коварных врагов.
ru ru Fiction Book Designer 14.01.2006 FBD-I31OA6AL-PQXD-MMVL-F1MS-QHOXK25895DQ 1.0 Тень ветра Эксмо-Пресс Москва 1998 5-04-000499-0 Mихаил АХМАНОВ
ТЕНЬ ВЕТРА
Все события этого романа вымышлены — кроме войн России с Чечней, Британии с Аргентиной и некоторых других общеизвестных фактов, зафиксированных в хрониках Старой Земли и случившихся более четырехсот лет тому назад, до Эпохи Исхода.
АвторМоему сыну посвящаю
Пусть в его Ожерелье Доблести не будет крысиных клыков и пусть, когда наступит его время, смерть придет к нему на рассвете.
Пролог
Чочинга, Наставник воинов из клана Теней Ветра, был умудрен годами и опытом, и все его речи воспринимались Диком Саймоном как Поучения. Над ними стоило поразмышлять, ибо в каждом таился скрытый смысл, не всегда понятный Дику, — по причине юных лет и того, что сам Чочинга, не являясь в полном смысле человеком, рассуждал по-своему, не так, как люди Правобережья.

Он говорил на языке тайят, аборигенов Тайяхата, и вначале Дику приходилось переводить его слова, заменяя примеры и сравнения иными, более знакомыми. Вскоре Дик овладел языком и начал лучше понимать Наставника, но эта привычка сохранилась, и многое из сказанного Чочингой он запомнил не дословно, а в вольном переложении на русский или английский.
Например, Поучение о ветре и его тени.
— Есть ли у ветра тень? — спрашивал Чочинга и отвечал:
— Ветер всего лишь движение воздуха, он прозрачен, он — невидимка среди других природных сил, и нельзя узреть его ни днем ни ночью. В том отличие ветра от света и темноты, от потоков дождя и снежных вьюг, от солнечных и лунных лучей, от облаков, от молний и жаркого пламени, от земной тверди и текучих вод.

Призрачным фантомом проносится ветер над землями и морями, и только клочья сорванной с волн пены, дорожная пыль да сухие листья, взметнувшиеся вверх, только рябь на воде, шорох трав и трепет древесных ветвей отличают его стремительный полет. Но это — последствия, а не причина; не сам ветер, а лишь его отзвук, видимый результат, порожденный действием незримой силы.
Да, ветер незрим, но не бесплотен. Он вызывает ощущение ласки или угрозы, то гладит, будто девичья ладонь, то встает непроницаемой стеной, то навевает прохладу, то обжигает огнем, то леденит, терзая холодными когтями.

Ветер чувствуешь всем телом, ощущаешь его запах и вкус, слышишь голос. Многие запахи и вкусы и великое множество голосов, ибо ветер с равным усердием разносит ароматы цветущего луга и миазмы трясин, запахи камня и металла, живой и мертвой плоти, мокрой травы и раскаленного солнцем песка; на вкус он бывает сладким и терпким, соленым и горьким — смотря по тому, летал ли он в поле с медвяной травой, над жерлом вулкана, дыхнувшим серой, или над океанскими водами.

Столь же различны его голоса: умеет он щебетать и свистать, завывать и рычать, грохотать и шептать, реветь и звенеть, прикидываясь то певчей птицей, то разъяренным гепардом, играть на свирели, бить в барабаны и трубить в рожки. Таков ветер! И всякий звук и запах, рожденный в любой из щелей, куда способ



Назад