af8cb938

Атеев Алексей - Кровавый Шабаш



АЛЕКСЕЙ АТЕЕВ
КРОВАВЫЙ ШАБАШ
ГОЛОС ДОВОЛЕН
Саван… Черный бархатный саван… Черный бархатный… Слово не выходило из сознания, назойливо повторялось вновь и вновь.
— Саван… — помимо воли прошептали губы. — Черный, непременно черный, и, уж конечно, бархатный…
— Что ты заладил! — недовольно произнес Голос. — Дался тебе этот саван! Действуй!
Шел мелкий дождик, почти совсем стемнело, на улице было пустынно, лишь изредка по асфальту проносились неведомо куда спешащие машины.
— Самое время, — сказал Голос.
Он попытался отделаться от привязавшегося слова, выбросить его из головы, но тщетно. Изнутри череп словно долбил незримый дятел.
Саван…
Он крутился возле этого дома почти месяц, выбирая самое разное время: иногда утро, иной раз полдень, но чаще всего вечер. Ее он встречал довольно часто, но она его не замечала, во всяком случае, он не чувствовал, что обнаружен.

Возможно, какимто неведомым ей самой образом она улавливала его присутствие, но лишь на уровне подсознания, как ощущает перепелка парящего в вышине ястреба. Правда, он всегда был осторожен, маскировался тщательно, прикидываясь то еле бредущим старцем, то спортсменом, совершающим пробежку, то дворником.

Уж чточто, а маскироваться он умел. Он изучил ее образ жизни, повадки, привычки, он даже научился безошибочно различать присущий ей запах — смесь косметики, какихто довольно приятных духов и пота. Запах, присущий только ей.

Он с закрытыми глазами мог бы определить ее присутствие в многотысячной толпе, во всяком случае, ему так казалось.
Черный… бархатный… мягкий на ощупь… и пахнущий… Пахнущий ею!
Главное, чтоб она вышла!
Он остановился и посмотрел на ее окна. Они светились уютным светом, предполагающим покой и негу. Вечер, за окнами дождь, какой же сумасшедший выйдет в такую погоду на темную улицу?

Но она выйдет. Он уверен. Иначе и быть не может.

Если бы она была обычным человеком, то, без сомнения, осталась бы дома. Но она не такая, как все, а сейчас наступает ее час.
Дом, где она жила, был довольно ветхим трехэтажным строением, возведенным скорее всего еще до войны. Он стоял на отшибе, по соседству с довольно оживленным шоссе. При доме имелся небольшой дворик, заросший по краям пыльными кустами сирени и акации.

Стоял конец мая, сирень зацвела, ее тяжелый, одуряющий запах рождал мысли о кладбище. Кладбище и вправду было совсем недалеко. По его сведениям, она обитала здесь с самого рождения.
Дождь усилился. Не выйдет? Он вновь взглянул в окно. Неожиданно свет погас. Он судорожно вздохнул.

Свет вновь вспыхнул. Может быть, она почуяла его присутствие и играет с ним? Играет? Ну конечно! Заманивает в свои сети, куражится… Свет в окне вновь погас.

Он напрягся, вглядываясь в темный переплет окна. Через пару минут скрипнула дверь подъезда, и он увидел силуэт, высвеченный тусклым уличным фонарем. Она!
Фигура некоторое время постояла неподвижно, словно раздумывая: выходить под дождь или не стоит. Потом раздался щелчок — это она раскрыла зонт. Отлично!

Зонт способствовал внезапности нападения — одна рука занята… Что она будет делать дальше? Фигура вышла из круга света и медленно двинулась вперед. Он тоже отделился от ствола и шагнул следом.
Фигура вдруг пропала. Он дернулся и, забыв об осторожности, выскочил из своего убежища…
Куда она делась? Направление, в котором она шла, он представлял себе достаточно хорошо. Да тут и не было иного пути.

Тротуар выводил со двора, потом круто сворачивал вправо. Дальше был пустырь, когдато застроенный одноэтажными домишками, но теперь абсолют



Назад